Илья Воробьев: Финны работают, как часы